Публикации
Полезные советы
Энциклопедии
Школа мастерства
Каталог сайтов
Женский портал

Тихий Дворик

Эльдорадо





Юмор
Развлечения
Затейник
Сценарии от Зайцева

Карусель

Ковчег




Главная
Фото & Видео
Сауны
Карта сайта
Свадебный марафон
Информационно-познавательный портал
Услуги
Магазины
Афиша
Выставка
Артисты

Имидж и красота
Уральский цирюльник
С легким паром!
Лесная поляна
Массаж и релакс
Mersi
Будь здоров!
Эскулап

Публикации / Приключения / Человек в экстремальной ситуации /
Соло-альпинист: между жизнью и смертью
Автор: Юрий ЛЮБИМОВ

Статья опубликована в журнале Колумб № 2 (2005)

Размещение на сайте – март 2005 г.



Рейнгольд Месснер по праву считается альпинистом номер один. Он первым в мире покорил все 14 вершин, высота которых превышает восемь тысяч метров. При этом не пользовался ни кислородным аппаратом, ни крючьями, ни веревками. Рейнгольда называют соло-альпинистом, потому что самые серьезные свои восхождения он совершает в полном одиночестве.

Его детство прошло на севере Италии, в городке Бреснон. Это гористая местность, и Рейнгольд, по его словам, занялся скалолазанием, едва научившись ходить. Как только в школе заканчивались занятия, мальчишка отправлялся в скалы и, словно дикая кошка, карабкался вверх. Сверстникам казалось, что его руки и ноги снабжены присосками - он легко взбирался на отвесные стены с отрицательным уклоном. В 14 лет Рейнгольд покорил 4477-метровую вершину Маттерхорна - самую труднодоступную в Пеннинских Альпах. Когда восхождение было закончено, он почувствовал, как что-то перевернулось в его душе, и понял, что только в горах может быть понастоящему счастливым.

В 15 лет он начал мечтать о покорении одной из самых высоких вершин в мире - Нанга Парбат в Гималаях. Десять лет понадобилось на то, чтобы эта мечта осуществилась. Тогда Месснер сказал журналистам: «Мне не нужны рекорды. Альпинизм для меня - это проверка на выносливость, интуицию, знание гор и самого себя. Обыденная жизнь, которой живут многие люди, погубила бы меня».

По словам альпиниста, главное, что дают ему горы, это ощущение свободы. Он стал совершать восхождения без напарника, подвергая себя немыслимому риску. Ведь, случись что, никто бы ему не помог. Но только оказавшись на очередной вершине в полном одиночестве, ему удается почувствовать себя совершенно свободным.

Как-то раз, будучи уже известным альпинистом, Рейнгольд сидел в одном из мюнхенских кафе. К нему подошли несколько молодых людей, которые видели его фотографии в газетах. Это произошло незадолго до того, как Месснер собирался совершить свое второе восхождение на Нанга Парбат.

- Вы не боитесь? - спросили они.
- Чего я должен бояться? - удивился Рейнгольд.
- Но разве вы не испытываете чувства неуверенности?
- Это случалось со мной раньше. Если я почувствую, что не уверен в себе, или испугаюсь, то вернусь. Я поднимаюсь в горы ради себя самого и не думаю о том, как оценят мое отступление перед вершиной другие.

Один из молодых людей поинтересовался, почему для нового восхождения на Нанга Парбат он выбрал северо-западную, наиболее трудную стену? Очевидно, он ожидал, что Рейнгольд станет говорить о наслаждении, которое получает, преодолевая трудности. Однако альпинист лишь усмехнулся в ответ:

- Почему я выбрал эту стену? Да просто так...

Вначале августа 1978 года Рейнгольд Месснер в одиночку отправился на покорение Нанга Парбат. Те, кто провожал известного скалолаза, смотрели на него как на самоубийцу. Но Рейнгольда это не интересовало - его жизнь принадлежала ему одному. Нанга была для него великой тайной, хотя на вершине люди побывали уже шесть раз. Он считал важным подняться на гору в одиночку.

«К тому времени я уже дважды совершал одиночные восхождения, - писал потом Рейнгольд в своей книге «В одиночку на Нанга Парбат». - Летом 1969 года я один поднялся на самые тяжелые стены в Альпах... А теперь, в 1978 году, я шел на Нанга Парбат. В 1969 году я опасался устраивать привал на стене. Я обладал достаточным мастерством и выдержкой, чтобы совершать сверхсложные маршруты в одиночку и без страховки, но я знал, что мне не хватит моральных сил остаться на середине стены и переночевать на узкой полке. Только по этой причине я поднимался очень быстро. На стене я думал только о маршруте. Для страха просто не оставалось места... Теперь я знал, что придется неделю, а может быть, и две оставаться на стене одному. И чем выше я поднимусь, тем отчетливее станут трудности возвращения назад, если оно вообще окажется возможным».

Он шел наверх с невероятным напряжением всех сил. Приходилось вытаптывать колею в глубоком снегу. Он понимал, что при таком перенапряжении не сможет потом спуститься вниз. Приходилось выбирать между жизнью и смертью, и в какой-то момент Месснер почувствовал, что вершина, о которой он грезил последние недели, становится ему безразлична. Оставалась последняя возможность: преодолеть крутой скальный барьер и отправляться к вершине кратчайшим путем. Он полз вверх и сам удивлялся - как это здесь, на высоте 8000 метров, обутый в неуклюжие ботинки, он еще не сорвался. Балансируя на карнизах шириной в ладонь, он медленно продвигался вперед. Все внутренние резервы организма оказались мобилизованы. Иногда налетал снежный шквал, вокруг становилось темно, видимость делалась почти нулевой. Изнурение достигло такой степени, что он уже не мог ни о чем думать и передвигался как механическая кукла.

«Скалы шершавы, как наждачная бумага, я понимал, что ботинки не соскользнут, - писал Рейнгольд Месснер в своей книге. - Мир вокруг меня пустынен и призрачен, появляется ощущение свободы. Лезу почти спокойно. Только там, где снег в узких трещинах покрыт твердым настом, трудно находить ногами надежную опору. Я не вгоняю в скалы страховочные крючья, но срыва не боюсь. Только иногда одолевают сомнения: хватит ли мне сил. Я сознательно дышу чаще, вентилирую легкие, чтобы накачать в кровь побольше кислорода. Когда смотрю на вершину, упирающуюся в небо, ее облик отзывается во мне болью. Мои глаза ищут трещинки, в которые можно вогнать крюк, но я этого не делаю. Единственный крюк, который я взял с собой, лежит в кармане, на самый крайний случай. Если трещины достаточно широкие, чтобы просунуть в них пальцы и зацепиться, чувствую себя в относительной безопасности. Ставлю ноги так, чтобы мышцы не перенапрягались. Звук, возникающий из-за трения ботинок о скалистую поверхность, похож на хруст. Этот хруст, да еще мое тяжелое дыхание - вот и все, что я слышу».

Он поднялся еще метров на 80 и увидел снежные поля, через которые надо было идти. Сил почти не оставалось. Чтобы двигаться напрямик, приходилось вытаптывать снег. Ноги переставали слушаться. Иногда он садился на снег и отдыхал, немного придя в себя, продолжал путь, который в разреженном воздухе, при нехватке кислорода, был особенно мучительным.

Рейнгольд облизывает пересохшие губы. Впереди показывается уступ, под ним бездонная пропасть. Альпинист спиной опирается о почти вертикальную стену, чувствуя через одежду ее влажный холодок. Сделаешь один неверный шаг, слегка ослабишь пальцы, вцепившиеся в едва заметные трещины в камне, и пропасть проглотит измученное тело. Он достает из кармана кусок хлеба - нужно подкрепиться. Ступни застыли на узком карнизе. До вершины еще пятьдесят метров. Последние пятьдесят метров...

Вцепившись в стену, Рейнгольд делает еще несколько шагов над пропастью. Вот и долгожданный подъем. Теперь скалолаз двигается уверенней. Слюна течет изо рта и замерзает на бороде. Сердце колотится, дыхание хриплое...

Рейнгольд достиг вершины в шесть часов вечера. Он был здесь восемь лет назад, примерно в то же время. Но тогда вместе с ним на вершине стоял его брат Гюнтер, который погиб во время спуска. Сейчас Месснер был один и никак не мог поверить, что покорил восьмитысячник.

Он огляделся, сделал несколько фотографий, а потом достал из кармана заранее приготовленную страницу, вырванную из Библии, записал на ней свое имя, маршрут и дату. Странно, он почти не чувствовал радости и, кажется, даже не понимал, что совершил. Ощущение счастья появится позже.

Когда взошла луна, Рейнгольд начал спуск. Ему нужно было добраться до палатки, оставленной на высоте 6000 метров. Шаг за шагом он спускается по гребню, огромных усилий стоит просто вытаскивать ноги из снега. Все силы направлены на то, чтобы не сорваться. Маленькая обледенелая палатка, разбитая им заранее на карнизе шириной около метра, кажется необыкновенно надежным убежищем.

«Я закрываю глаза, чтобы расслабиться, - пишет Месснер. - Думаю о спуске. Я отрезан от всего мира, я совершенно один. Я свободен и счастлив!»
Публикации / Приключения / Человек в экстремальной ситуации /
Aikido WCRA-FRBI
Фламинго-Тур
Магия боя
Премьер-Лига

2005-2007 ©
2005-2007 ©
Досуг в Екатеринбурге: Рейтинг сайтов

Реклама: