Публикации
Полезные советы
Энциклопедии
Школа мастерства
Каталог сайтов
Женский портал

Киото

Аист





Юмор
Развлечения
Затейник
Сценарии от Зайцева

Жара

Студия модников




Главная
Фото & Видео
Сауны
Карта сайта
Свадебный марафон
Информационно-познавательный портал
Услуги
Магазины
Афиша
Выставка
Артисты

Имидж и красота
Калипсо
С легким паром!
Виктория
Массаж и релакс
Хотэй
Будь здоров!
Дентал-Практик

Публикации / Приключения / Человек в экстремальной ситуации /
Мастер беспарашютного спорта
Автор: Михаил БУРЛЕШИН

Источник: журнал Колумб № 19 (2005)

Размещение на сайте – декабрь 2005 г.



Первые слова, которые он услышал, придя в себя после падения с 3000 метров, были: «А ведь ты живой, сынок! Живой! Только не давайте ему уснуть - он может не проснуться!»

Довоенная часть биографии Евсея Ароновича Малюкова была схожа с тысячами биографий советских летчиков, взявших в руки штурвал самолета перед самой Великой Отечественной войной. Сначала школа, потом - днем ФЗУ, вечером - аэроклуб и, наконец, летное училище. В нем он пробыл 1,5 года. Почти сразу же после начала войны Евсей Малюков в числе девяти лучших летчиков был досрочно выпущен из училища и отправлен под Москву в знаменитый 28-й полк. Полк был особенный. Не зря именно он прикрывал столицу. Летчики полка уже имели большой боевой опыт. Они воевали в небе Испании, дрались в воздухе Монголии, участвовали в Финской войне. Но пришедший в полк «новичок» не осрамился. Летать он умел. Уже в аэроклубе Евсей Аронович стал инструктором, а за время учебы в училище овладел полетами на «И-5», «ПО-2». «И-16» и, наконец, на «МиГ-3», стоявшем на вооружении у 28-го полка.

Началась тяжелая боевая жизнь. Немецкие самолеты рвались к Москве. Их нельзя было пропустить. Вскоре после прихода в полк, в октябре 1941 года, Малюков сбил первый вражеский самолет - «Хенкель-126», корректировавший в районе Звенигорода огонь немецких батарей. Много чего пришлось пережить старшему сержанту Малюкову до 23 февраля 1942 года. День годовщины Советской армии должен был стать последним в его жизни, но не стал.

- В этот день, - вспоминает Евсей Аронович, - я отбывал в отпуск. Уже и чемоданчик собрал с гостинцами. Ждал машину. Вдруг неожиданный приказ - лететь ведомым у командира полка подполковника Н.Ф.Демидова. Знал ведь: плохая примета садиться за штурвал в день отпуска. Но приказ должен быть выполнен.

Сначала полет проходил вполне благополучно. С аэродрома в Кубинке вылетели в район шоссейной дороги Гжатск-Вязьма вести наблюдение за передвижением войск противника. Выполнив задание, самолеты Демидова и Малюкова развернулись на обратный курс. И тут началось... Их перехватила четверка немецких истребителей «МЕ-109». В воздухе завязался неравный бой: два против четырех. А через несколько минут к немцам присоединилось еще звено «мессершмитов». Один из немецких истребителей втиснулся между советскими самолетами и попытался пристроиться в хвост «МиГа» Демидова. Пулеметной очередью Малюков прошил ему плоскость правого крыла. Подбитый «мессершмит» куда-то провалился. И в этот момент Евсей почувствовал, что машина стала неуправляемой - оказались перебиты тяги элеронов.

- Мое счастье, - продолжает рассказ Евсей Аронович, - что в этот момент боя самолет летел на восток. «Мессершмиты» пристроились сзади и стали хладнокровно меня расстреливать. От щита управления почти ничего не осталось. Бросая самолет вверх и вниз, увеличивая и уменьшая скорость, я уходил в сторону фронта. Спасла меня бронеспинка кресла. Она выдержала. Но вся спина от ударов пуль стала синей.

Долго такое «избиение» продолжаться не могло. И вскоре Малюков увидел справа языки пламени. Самолет горел. «Надо прыгать», - мелькнуло у него в голове. Отстегнувшись от кресла, он хотел перевалиться через борт и не смог - зацепился за что-то. Решил катапультироваться. На «МиГ-3» это происходило совсем не так, как на современных самолетах. Летчик тянул на себя ручку кресла, сильно отталкивался ногами и летел практически через винт самолета. Но и катапультироваться не удалось.

А дальше начались чудеса, спасшие жизнь военному летчику. Струей воздуха от близко пролетевшего «мессершмита» самолет вдруг перевернуло, и Малюков вывалился из кабины.

- «Мессершмиты» расстреливали в воздухе парашюты наших летчиков, поэтому решил идти к земле затяжным прыжком, - продолжает Евсей Аронович. - Только вышло все по-иному. Парашют раскрылся, и я стал воздушной мишенью. Вижу вокруг приближающиеся ко мне трассы очередей. И тут мне «повезло»: одна очередь перебила стропы парашюта. Он закрылся, и я камнем полетел вниз. Перед глазами сначала поплыли красные и черные круги, потом я потерял сознание. И, наверное, хорошо, что потерял. Если бы в тот момент я понимал, что лечу без парашюта к земле, сердце бы не выдержало.

Чудеса, спасшие жизнь Малюкову, продолжались. Расстреливаемый почти в упор несколькими «мессершмитами», его самолет каким-то образом смог дотянуть до линии фронта. Потом произошло совсем невероятное. Падая с 3000 метров без парашюта, летчик попал на крутой, покрытый глубоким снегом склон оврага. Были раздроблены ноги, повреждено горло, отбиты внутренние органы, но он остался жив.

За неравным боем в прифронтовой полосе следили наши бойцы, и к месту падения Малюкова была немедленно направлена машина. Хотя, конечно, никто не думал, что он может остаться в живых. Потом начался долгий путь по военным госпиталям. И снова повезло летчику.

- Попал я, -- рассказывает Евсей Аронович, - к замечательному хирургу Перцовскому. Он должен был делать мне операцию. «Ну, герой, решай. Или вытаскивать осколки - заживет быстро, но нога станет короче. Или экспериментировать: собирать осколки и удлинять ногу. Будет больно».

Пять месяцев и 12 дней Малюков провел в гипсе. Потом долго лечился, но через полтора года снова сел за штурвал самолета. Врачи гордились своей уникальной работой. Они сохранили Малюкову ногу, и он благополучно проходил через строгие медицинские комиссии, придирчиво осматривавшие каждого летчика.

Войну Евсей Аронович закончил заместителем командира эскадрильи. Летал и после войны на современных самолетах. Каждый вылет мог закончиться для него гибелью - нога, хотя и вылеченная, не сгибалась, и катапультироваться с реактивного самолета было невозможно. Но Малюков не хотел и не мог расстаться с военной авиацией, хотя однажды эта любовь чуть не стоила летчику жизни.

Случилось это на одном из подмосковных военных аэродромов. Малюков уже шел на посадку, когда выяснилось, что шасси не срабатывает. Катапультироваться летчик не мог. Посадить на «брюхо» реактивный истребитель невозможно. Три раза заходил самолет на посадочную полосу, и трижды Малюков был вынужден снова набирать высоту. Горючее заканчивалось. У летчика оставалась последняя попытка. И произошло еще одно чудо - неожиданно шасси выдвинулось, истребитель благополучно приземлился. Механики внимательно обследовали самолет, но не нашли в нем неисправностей.

Как же могло произойти такое невероятное стечение событий, сохранивших жизнь летчику после беспарашютного падения с трех тысяч метров?

- Сам не могу понять, - пожимает плечами Евсей Аронович. - Но вот какой со мной случай произошел в госпитале. Мне приснился сон. Я снова лечу вниз, к земле. И вдруг меня начинают поддерживать чьи-то руки. Они сильно сжимают мою грудь. Мне больно, я кричу, но не разбиваюсь. Руки кладут меня на землю. Когда о сне услышал хирург, он долго меня осматривал и чему-то удивлялся. Через несколько дней вместе с врачом к моей койке подошли трое людей в белых халатах: двое мужчин и одна женщина. Выслушали они меня, а женщина и говорит: «Верь в Бога. Это его руки опустили тебя на землю». Кто они - не знаю. В то время не до них мне было, а вот сейчас задумываюсь, а может быть, действительно, были руки, спасшие меня.
Публикации / Приключения / Человек в экстремальной ситуации /
Практика ХОРА
Пальма-Турс
Веселые затейники
ЗУМИКС

2005-2007 ©
2005-2007 ©
Досуг в Екатеринбурге: Рейтинг сайтов

Реклама: